Интегральная психопластика
квантовый процессинг

Сессия «Обет» (фрагмент)

 
 
 

Н: Как состояние? Настроение?

К: До неприличия хорошее! (смеется)

Н: Ну, я рада! (смеется)

К: Да это я шучу! Сейчас разговаривала с женщиной, с которой знакомы давно. Мы какое-то время не общались так плотно,  и вот сейчас поговорили, и она говорит: «Мне вот так прям комфортно! Я себя так нехорошо чувствовала, а с тобой разговариваю и наполняюсь. Мне так хорошо стало, комфортно! Я говорю: «Потому что я действительно реально в таком состоянии баланса и гармонии». 

Н: Отлично!

К: Да! Сейчас я просто отслеживаю какую-то эмоцию, какое-то состояние,  что-то поднимается… и просто сразу иду это и убираю!

Н: Ну вот!

К: Хочу сказать, что уже месяца два или больше я отлавливаю себя на том, что для меня болезни перестали существовать как таковые!

Н: Замечательно!

К: Да! Раньше меня это расстраивало. А теперь если кто-то говорит про болезнь, то для меня это уже как объект для исследования. У меня такое любопытство сразу возникает! Тело отзывается, и болезнь стала как будто звоночком: «Посмотри в меня».

Н: Да!

К: Просто сигналом: «Посмотри в меня – пришло время высвободить это!». Это просто состояние исследования! Детское состояние!

Н: Прекрасно!

К: Непередаваемо! И я Вам просто безмерно благодарна!

Н: Ну, спасибо, Екатерина! (смеется). Есть с чем поработать сегодня?

К: А сейчас у меня такой запрос. До психопластики и нашей с вами работы меня очень сильно интересовали Хроники Акаши. Много мне ссылок приходило от Анны Матари по Хроникам Акаши. Она обучает. Так мне хотелось! И однажды она выложила медитацию, которую я трижды пыталась пройти. Но меня вырубало. Просто вырубало! Я засыпала или у меня начиналась истерика. Я начинала рыдать истерически, да, уже напоследок потом. Или я вырубалась буквально в самом начале, все, напрочь! Но я ни разу ее не прошла и даже не знаю, что у нее в середине и чем она кончается! Теперь, когда Вы давали Хроники Акаши, я также не смогла пройти это занятие, эту медитацию. Меня трясло, колбасило, меня вышибало, я не смогла, я так и не знаю, чего там!

Н: Так…

К: Я не слышала про что речь шла, я только одну фразу услышала… Я всю неделю пыталась послушать, но так и не смогла. Короче, какой-то блок! Я всегда считала, что это мне недоступно. Но одна часть знает, четко знает, что вот так. Другая вечно сомневается, что я недостойна знать, что мне это не дано знать и еще что-то… И такая же ситуация с наставниками. Я их чувствую. Благодаря Вам я поняла, кто частично мои наставники… Но медитацию не могу пройти, сколько я ни пыталась. Поначалу когда я ее пыталась делать трижды или четырежды, у меня истерика начиналась, я начинала рыдать истерически, потому что меня начинало колотить. А сейчас я не могу к этому даже подступиться, понимаете? Я знаю, что мне доступно видеть эти воплощения как пазлы… как смотришь на карту государства… И я вижу эти воплощения как карту государства. Они как пазлы разных цветов и разных форм. Другая же часть говорит: «Это тебе недоступно, это тебе не дано!». И я поняла, что это то, что надо пройти! И закончить с этим.

Н: Хорошо! Давайте пойдем. Итак, у нас есть какая-то часть, которая «недостойна знать».

К: Да, недостойна знать.

Н: И когда она всплывает, то Вы чувствуете «расколбас», да?

К: Да, да… Но сейчас, конечно, я уже в большем балансе! Но это для меня как стена… вот даже не знаю! Ну не пускает меня, скажем, вот к этому! Вот, нельзя! Не дано тебе! Я когда сессии веду, то я легко вижу чужие воплощения прежде, чем человек в них пойдет. Я просто прошу человека закрыть глаза. И говорю, куда посмотреть, что там, я вижу это воплощение, я вижу, что там, я вижу, где и что она ставила, какие у нее программы.

Н: Ну да.

К: А другая часть говорит: «Тебе это не дано!»

Н: И где находится эта часть, по Вашим ощущениям?

К: Она в левой части у меня.

Н: На что она похожа?

К: Она похожа на человека, который отвернулся от меня, спиной ко мне и съежился, сжался…

Н: Скажите ему: «Привет».

К: Все, у меня уже что-то… Привет!

Н: Есть ответ?

К: Да, говорит «привет».

Н: Спросите: «Как ты здесь без меня, отвернувшись?»

К: Говорит: «Плохо, ты меня унижаешь!»

Н: Спросите: «Как давно я тебя унижаю»?

К: Очень давно… много воплощений подряд!

Н: Спросите: «Можешь ли ты мне показать, с чего это началось»?

К: Ага…

Н: Екатерина, пройдите туда, где это началось.

К: Мне идет такое: «Нельзя смотреть! Ты не должна это знать!»

Н: Спросите: «Что произойдет, если я это узнаю?»

К: Тебе будет плохо…

Н: Хорошо, давайте пригласим Ваших наставников, Высшее Я…  и Ваше Будущее Я, которое уже интегрировало это событие, пусть оно присутствует. И проходите в это воплощение, до того, как это произошло…

К: Я прям не знаю, меня ломает…

Н: Идите еще раньше, до того, как это произошло!

К: Выскочить хочется из тела мне…

Н: Не выскакивайте из тела, а пройдите еще раньше по времени! До того, как это началось.

К: Ничего не понимаю, куда раньше?

Н: До того, как начался этот «расколбас».

К: Не вижу ничего, все черное!

Н: Идите назад сквозь черноту, до того, как она началась!

К: Ох! Идет Италия, Рим…  Не пойму я…

Н: Не надо ничего понимать. У нас нет задачи «понимать».

К: И не чувствую ничего, не осознаю… Какие-то тени. Все черное!

Н: Идите назад, до того, как это началось! Будьте до этой черноты!

К: Мне такое идет: «Тебе не надо туда смотреть, не смотри туда!»

Н: Кто это говорит?

К: Не знаю! Вот так идет мне!

Н: Откуда идет эта мысль?

К: Мне хочется… не знаю! Мне хочется просто выскочить, убежать, исчезнуть просто! Исчезнуть и просто не жить и не быть…

Н: Давайте признаем эти инстинкты «убегать», «спрятаться».

К: Ох, я признаю свой инстинкт «прятаться» и «исчезать», потому что он позволяет мне чувствовать себя в безопасности…

Н: И что помогло бы почувствовать себя в безопасности?

К: Не знаю, я не понимаю… Я не знаю! Внутри все трясет. И физически меня трясет. Наверное, это страх или панический ужас. Наверное, я не чувствую, я предполагаю. За всем этим я даже не способна ощутить это все… Но я предполагаю, что это какой-то панический ужас. Страх… Я предполагаю… Я признаю этот панический страх и ужас…

Н: И что самого страшного может произойти?

К: Ох, я увижу то, что мне нельзя видеть.

Н: Кто решил, что нельзя?

К: Кто решил? То, что мне запрещено… Наверное, это какое-то таинство, обряд… Масонство… Тайное… Какое-то тайное, что-то тайное…

Н: Давала обет, клятву? Проходила ритуал?

К: Да…

Н: Хорошо. И как звучит этот обет?

К: Клянусь, что я никогда и никому не разглашу услышанного, увиденного и произошедшего здесь. Ценой своей жизни…

Н: Хорошо! Какая личность говорила «я клянусь»?

К: Ну, я клятву произнесла, да!

Н: Это Вы произнесли клятву или то Ваше воплощение?  Та личность…

К: Да кто его знает…

Н: То воплощение завершено?

К: Нет.

Н: Хорошо. Что эта идея «не разглашать» помогла Вам достичь?

К: О! Это суть моя! Если мне кто-то сказал, доверил, то от меня это в жизни никуда не уйдет. Это моя честь… честь и достоинство! Вот два кредо! Я не знаю, откуда это: честь и достоинство! И я никогда никому ничего… Если мне кто-то что-то сказал – это все…

Н: Честь и достоинство равняются чему?

К: Неразглашению… молчанию, даже так!

Н: И что это решение помогло Вам достичь?

К: Ну, достичь, не знаю… Но у меня как-то осознание того, что честь и достоинство… они со мной. Я не знаю, достижение это или нет. Но я в этом спокойна. Для меня это важно.

Н: А всегда ли это уместно молчание? То есть, даже если это будет касаться спасения жизни человека, все равно честь и достоинство в том, чтобы молчать? Когда это уместно, а когда нет?

К: Нет, ради спасения жизни человека я брошу все силы… Я всегда находила баланс, чтобы никому не причинить вреда. Если надо что-то сказать, то сказать без причинения вреда… обеим сторонам! Для меня это сложно было. Но для меня это важно, чтобы никакая сторона не пострадала. (Пауза). Да… И я вижу этот обряд посвящения в масонство. Как же меня всегда цепляли эти масоны! Как только речь о масонах идет, у меня аж все поднималось всегда! Будто связаны мы! Как будто я часть этого ордена. Я как будто знаю, присутствую, ощущаю… И буквально несколько дней назад я опять про них читала. Представляете? Да что ж такое… Мама дорогая!

Н: Это имплант называется.

К: Это что такое?

Н: Что это такое… Имплант – это программа, которая была поставлена на реакции тела и которая несет в себе какую-то игру, решение на основе игр класса «отрицание – отрицание». «Обет» называется… «Я, идущий туда, обязуюсь оставаться на всем пути бесстрастным и не вовлеченным, следуя цели наблюдения, изучения и познания и так далее, и когда призовут меня принести сокровенное знание на алтарь наш». Или какая-то любая другая цель: «Я обязуюсь никогда не разглашать…»

К: Ну да, ну да… это про меня! Это про меня.

Н: Это про Вас. Хорошо! Как Вы чувствуете, где в Вашем теле эта программка находится?

К: Она в левом подреберье. Прямо под грудью.

Н: На что похожа?

К: Я вижу руку живую… Как кто-то в руке держит что-то типа ключа… Как ключ держат, когда вставляют его в замок… большой палец я вижу… правая рука… но это не ключ, а как будто знак какой-то! Но я не знаю… Как в гостиницах есть такие электронные ключи. И такое чувство, что он из камня. Мне сначала показалось, что из грифеля, но он не из грифеля, а как какой-то камень… Такое чувство, что на нем какие-то коды. Я не вижу. Это как знание идет. Там цифры написаны, там много цифр написано. В рядок написаны. Вижу так.

Н: Цифры… Хорошо! И представьте, что эта рука с ключом, с кодами, с цифрами, которые написаны, — эта некая ваша программная область, которую мы хотим прояснить. И от этого образа начните испускать восемь точек из нее в пространство. То есть, разрешите восьми точкам (кубу) от этого центра, от этого образа исходить, как лучи в разные стороны…

К: Подождите! (сильно кашляет, заходится). Я испугалась, что меня стошнит… У меня никогда не было такой реакции!

Н: Хорошо…

К: (сильно кашляет)

Н: Так, Екатерина, присутствие Высшего Я давайте почувствуем.

К: Давайте!

Н: Присутствие Высшего Я и Вашего Будущего Я.

К: Ох, мама дорогая…

Н: Спросите его: «Это программа?»

К: Да, это программа.

Н: Спросите: «Эта программа работает сейчас на мое развитие?»

К: Нет…

Н: Спросите тогда: «Есть ли возможность сейчас эту программу нейтрализовать?»

К: Ну да, вообще-то есть!

Н: Готово ли ВЯ помогать нам в этом?

К: Да, готова!

Н: Окей! Я сейчас обращаюсь к Вашему подсознанию… Дорогое Подсознание Екатерины! Я знаю, что ты мудрое и все знаешь. Готово ли ты помогать нам сейчас в этой работе?

К: Нет, не готово!

Н: То есть, ты будешь выдавать сопротивление?

К: Да, буду.

Н: Что нам необходимо сделать, изменить, чтобы ты было готово к этой работе по нейтрализации программы обета?

К: (молчание)

Н: Что тебе необходимо, чтобы ты было готово?

К: Говорит: «Не знаю, делайте, что хотите»…

Н: Я хочу, чтобы ты почувствовало, дорогое Подсознание, присутствие  Высшего Я… Высшее Я обозначило решение, что программу можно нейтрализовать, потому что она больше не работает на развитие этой души.

К: Да, я есть, я чувствую его…

Н: Катя, этот образ руки с ключом… если его пощупать, он плотный?

К: Да, да! Это живая рука!

Н: Хорошо! Спросите у Высшего Я: «Кому принадлежит эта рука?»

К: Тебе! Ну, мне!

Н: Эта рука из другого воплощения?

К: Да! Ты сама закрыла сознание.

Н: Спросите: Зачем я закрыла сознание? С какой целью?

К: Чтобы не разглашать сакральные знания. Чтобы сохранить таинство знания.

Н: Ага… На тот момент это решение было работающим, актуальным? Надо было закрывать знания?

К: Да!

Н: Сейчас закрытие знаний работает на развитие планеты, человечества, Екатерины?

К: Нет! Надо открывать знания миру!

Н: Надо открывать знания… Хорошо…

К: (стонет).

Н: И тогда мы признаем это решение и говорим: «Я признаю, что я приняла решение закрыть знания и молчать»…

К: Я признаю, что я приняла решение закрыть сакральные знания и молчать.

Н: Я признаю разницу между этим решением и истинным развитием.

К: Я признаю разницу между этим решением и истинным развитием.

Н: Попроси Высшее Я сейчас начать работать с этой программой на тонких планах, а мы будем здесь помогать. И от этого образа ключа с кодами испусти, пожалуйста, восемь векторов, лучей, как будто куб. Ты можешь себе представить куб?

К: Да!

Н: У него восемь точек пересечения лучей, да?

К: Да.

Н: Куб в пространстве имеет восемь точек… Направь эти восемь лучей из точек пересечения плоскостей куба…

К: Из углов?

Н: Из углов. И пусть они двигаются, пока не остановятся сами. Сколько бы они ни двигались, пока не остановятся сами. Наблюдай!

К: Лучи… они погашаются.

Н: Это неважно, пусть они будут невидимыми. Но пусть они продолжают двигаться, пока сами не остановятся.

К: Кто-то как будто закрывает эти…

Н: Ну, хорошо. Это ты сама закрываешь!

К: Ага, хорошо! Я приняла решение отпустить эти лучи в свободное движение!

Н: Отпусти их свободно двигаться. Пускай они двигаются, пока сами не остановятся. Мы, собственно, сейчас просто будем смотреть матрицу этой программы, а матрица у нас здесь имеет форму куба.

К: Они как-то беспорядочно двигаются…

Н: Ну, они продолжают двигаться?

К: Да!

Н: Пусть двигаются, пока сами не остановятся.

К: Какие-то двигаются, какие-то уже остановились…

Н: Дожидаемся, пока все не остановятся.

К: Интересно, что правая сторона от меня этого куба она вся… вообще лучей нету! Кто-то их как будто вот так… заткнул! Левая сторона и от меня туда… движется. (Долгое молчание). Ну, в принципе, остановились!

Н: Хорошо! И сейчас соедини все концы остановившихся восьми линий и посмотри, какое пространство получилось, какой формы…

К: А восьми линий нету! Вот эти вот… раз, два, три… почему-то идет четыре угла закрыты, их заткнули. Оттуда лучи не шли… А вот эти вот от меня… сейчас посмотрю! Я не понимаю! Треугольник стоит… Эти лежат как трапеция на плоскости…

Н: Хорошо. Откуда ты сейчас смотришь на них?

К: Ну, я вот… из пространства. Из своего тела.

Н: По отношению к тебе, какого размера то, что ты видишь?

К: Оно увеличивается сейчас у меня на глазах. И увеличивается и как будто то, что оно лежало. Оно встает теперь… и вот как дети маленькие рисуют домик, крыша треугольника, квадратик… квадратик… вот такое вот получается.

Н: Хорошо! Начни отдалять этот образ от себя.

К: (пауза).

Н: Можешь видеть его на расстоянии от себя?

К: У меня как проекция. Одна часть стоит передо мной, а другая отдалилась.

Н: Что удерживает ее рядом с тобой?

К: Говорит: «Привязан к тебе».

Н: Чем? Посмотри! Чем он привязан? Он может быть привязан какой-то эмоцией, страхом, например. Или какой-то идеей…

К: Ну да, похоже, там идея…

Н: Запусти в него белый луч. Посмотри, какая идея выскочит!

К: Ой, ну это про меня все! Верность, верность… не предать… это все про меня.

Н: Связано с какой-то организацией?

К: Да! Сохранять… преданность! Вот!

Н: Хорошо! Преданность… На этой идее сидит какой-то заряд эмоциональный? Эмоции? Или инстинкты? На чем замагничена эта идея?

К: Страх!

Н: Страх…

К: Панический страх, ужас.

Н: В какой части тела чувствуешь страх и ужас?

К: Как-то ноги немеют… (задумчиво).

Н: В ногах?

К: И в сердце, и в голове…

Н: Какого цвета этот страх в ногах… в сердце… в голове? Какой он на ощупь?

К: В ногах такое чувство, что меня пытали! Будто поджигали ноги… или каленым железом…

Н: Что хочет делать тело, когда ноги поджигают?

К: Ой! Ну, тело сжимается, замирает, цепенеет…

Н: Хорошо.

К: А я должна была пройти это испытание!

Н: Потому что в замешательстве, на боли, на травме и вкладывались обеты и импланты. Давай признаем эти инстинкты: «сжиматься» и «замирать»… И то, что они помогали тебе, твоему телу чувствовать себя в безопасности.

К: Так… Но часть энергии там все-таки есть!

Н: Скажи ей: «Привет!»

К: Они ее держат… Они через эту энергию собираются на меня влиять.

Н: И мы сейчас опять обращаемся к твоему ВЯ, наставникам и особенно к Архангелу Михаилу и Матери мира. Просим помочь освободить энергию нашей души.

К: Да! Я прошу, призываю учителей, наставников… Прошу помочь освободить и вернуть мне частицу души (долгое молчание). Интересно…знаете, что происходит?

Н: Что?

К: Там, в этом Ордене… там архангел Михаил… он заставил их… как сказать… такой большой ящик, и в этом ящике множество листочков…отрывные листочки такие! И эти листочки… он заставил… Он стоит там… В пространстве… И они опрокинули этот большой ящик… и эти листочки стали высыпаться на пол…  И, понимаете, я просто знаю и чувствую, что там что-то записано. Я не вижу, что написано, для меня эти листочки белые. Но я знаю, что там что-то есть, в этих листочках… Их много… Они высыпались на землю, на пол…. Ко мне…

Н: К тебе…

К: Как будто по полу они двигаются оттуда сюда ко мне и в меня входят…

Н: Что ты чувствуешь, когда они входят?

К: Мне хорошо, наполнение!

Н: Это твоя энергия?

К: Я тоже подумала, что это части энергии. Только меня удивило, что листочками, а не так, как я обычно энергию вижу. Понимаете? Обычно она блестит, а эти бумажные листочки…

Н: Обычно листы – это символ каких-то прописанных правил, контрактов…

К: И вот они прямо в меня входят, и мне так хорошо становится! Как освобождение! Такое, знаете… твердое знание, что им теперь нечем на меня влиять, не через что на меня влиять. Они потеряют меня из виду. Хотя там реально мощные сути.

Н: Хорошо! И когда почувствуешь, что процесс завершается, то поблагодари всех, кто помогал…

К: Ой, я безмерно благодарна всем!

Н: Послушай, что хотят сказать наставники…

К: Они говорят: «Ты молодец!». Архангел Михаил, Николай Чудотворец… У меня с ними сейчас прям такая вот сердечная связь. Мать Мира она как-то так стоит передо мной, такое от нее свечение… А Иисус стоит впереди, справа…

Н: Хочет что-то сказать?

К: У него над головой нимб, круг такой… У меня над головой… Одевает как венок, что ли…  Ой, ты что! Ну уж точно я не святая! (смеется).

Н: Под этим свечением имеется в виду уровень вибрации. Возможно, что он показывает направление: вот к такому свечению ты идешь… Это необязательно путь святомучеников.

К: Наталья! Такое чувство, что Иисус тоже мой наставник….

Н: Да.

К: Я себя видела как-то … даже смешно, неловко сказать! Однажды он ко мне пришел… Я сидела за столом, и он ко мне пришел. А мне тогда было так плохо, так плохо… А он пришел, как всегда, у него открытое сердце… и свечение такое из сердца… Мне так хотелось к нему подняться. Он так, наверно, метра два, полтора… И я вроде так тянусь… а он говорит: «Дотянись до меня!». Ну, вот как-то так было! Какое-то время постоял… Я чувствую, что мы вместе, а вот нет той… как с Николаем Чудотворцем!

Н: И у Вас была беседа?

К: Да! Я была не согласна! Пришел, себя в жертву принес…

Н: Давай посмотрим, что ты сейчас чувствуешь к нему?

К: Обиду.

Н: Обида… Где она в теле? На что она похожа? Какого цвета?

К: Ой, что-то у меня склад, что ли, под левым подреберьем…

Н: Хочешь исследовать склад?

К: Да! (вздыхает) Там склад, там хлама очень много… там как будто кто-то сидит…

Н: И что говорит, когда сидит?

К: Сейчас… Сидит в черном капюшоне, капюшон на голову натянут и виден только низ подбородка…

Н: Что говорит?

К: Говорит: «Ты не должна была идти тем путем, которым идешь сейчас!»

Н: Спросите: «Кто ты? Ты – часть меня?»

К: Темная сторона твоей Души… темная часть меня!

Н: Спросите ее: «Ты хочешь продолжать играть в игру «разделение на темное и светлое»? Или мы уже интегрируемся и идем дальше?»

К: Да, интегрируемся и идем дальше!

Н: Тогда идем путем интеграции… Хорошо! И что происходит, когда принято решение интеграции? Открывает эта фигура свое лицо? Или она меняется?

К: Да, меняется! Не могу сказать, что вижу ее лицо… Спадает плащ с капюшоном… и там просто… ничто, ничего! Просто ничего! Часть меня! Она встраивается в меня… Аллилуя!

Н: Но она пережила темный опыт, и это тоже драгоценно! То, что пропускают светлые части, то видят темные части… Скажите этой части: «Ты дорога мне, потому что тебе досталась сложная роль и опыт».

К: Да, сейчас я могу искренне сказать, что эта часть мне дорога! И я очень ценю ее, эту часть!

 

Сессию провела Наталья Усачева

Оставить комментарий

Your email address will not be published.